Пятница, 17.11.2017, 20:32



ФОТОАЛЬБОМЫ
ГЛАВНАЯМой профильРегистрацияВыходВход
О САЙТЕ                ВИДЕО                 Вы вошли как Гость · Группа "Гости" Приветствую Вас, Гость · RSS

МЕНЮ


 
--> ОБЪЯВЛЕНИЯ [23]

Общая информация, заслуживающая внимания любителей старины.
ОБНОВЛЕНИЯ И ДОПОЛНЕНИЯ [63]

Информация об изменениях на сайте.
МЕРЯНЕ - НАШИ ПРЕДКИ [13]

На территории описываемых мест в далёком прошлом жило финно-угорское племя меря, известное по летописям с VI века н.э. Меряне никуда не пропали, а находятся внутри нас. Почувствовать в себе потаённую сущность, и узнать подлинную историю своих истоков - тема этого раздела.
ИЗБА ЧИТАЛЬНЯ [9]

Здесь находятся ссылки на книги исторической тематики, которые заслуживают внимание.
ИСТОРИЧЕСКИЕ СЮЖЕТЫ [22]

Статьи и материалы о жизни в царской России.
РОССИЯ. ДЕНЬ СЕГОДНЯШНИЙ [26]

Небольшой экскурс в историю и современные реалии.
ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ [16]
 
ЛЕНТА
[14.10.2017]
Ухорский ям на Волчьих горах (27)
[01.09.2017]
Бухалово. История продолжается... (11)
[27.08.2017]
Древние рубежи (3)
[07.07.2017]
Побратимы. Закобякино-Апраксино (7)
[01.06.2017]
Деревянные предтечи (10)
[03.05.2017]
"Шить баско и Пригласить пожаловать священника к обуху" (29)
[24.02.2017]
Знаменательные вехи в истории Новополевского прихода (21)
[15.01.2017]
Хроники Даниловского уезда. (9)
[05.11.2016]
"Слабо?" из прошлого (24)
[28.07.2016]
Сухов день в деревне Лупачево (7)
[08.07.2016]
Несъезжий праздник или, а чё гуляем? (20)
[02.06.2016]
"Радостию друг друга обымем" (11)
 
НАВИГАЦИЯ
 
ПОМОГИ ПРОЕКТУ
Яндекс.Деньги:
41001217280963
 
СОЦЗАКЛАДКИ
 
КАЛЕНДАРЬ
«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
 
ОБЛАКО ТЕГОВ
пропавшие деревни староверы старообрядческие храмы полевшина бабино бабин погост баусова бухаловская волость дороги баскаково салтыковы бабурино бабуринская игрушка бухалово банда ориентировка храмов бахарька старово борносово басовкий вопша крошило сказ сказ о крошиле вдоль горячего асфальта поздеевы школа вилькен песни фоминское беспоповцы сидорово терехино бухаловская церковь молельня бреднево бухаловская летопись богородский новополево пономарь бухаловский приход новая крошиха мамоновы прошлое былое фото грамота образование колхоз богородица борьба традиции имена старобрядцы австрийцы касть витушкин встречи елохино озерки слободищи каландырец паны домонгольский крест крест меря городищи археология грибы никольское корзла даниловцы николай I крестьяне ветераны война никольское в корзле ушаков середа благотворители меценаты ягв пути человеческие артюхов филиппов николо-корзлинский некрополь погост крошиха вода богородская церковь закобякино апраксино успенская церковь волчьи горы Наличники адрианова обитель старообрядцы меряне лупачево даниловский уезд
 
СТАТИСТИКА

Онлайн всего: 2
Гостей: 1
Пользователей: 1
  bazaltdanila
 

 Пешком за историей, продолжение (часть 2)
 

Будет уместным дать короткую справочную информацию о заказнике. «Создан он был в 1958 году, сразу после затопления под водохранилище. Территория его охватывает два района Ярославской области – Даниловский и Некрасовский,  на западном берегу Костромского водохранилища в низовьях рек Соти, Касти, Вопши. Находится на землях Середского лесничества Даниловского лесокомбината и Заливного лесничества Ярославского лесхоза, колхозов и других землепользователей. Населённые пункты внутри заказника отсутствуют; по северной границе расположены 20 сельских населённых пунктов . У заказника зоологический профиль. Площадь 14300 га. В нем под охраной находиться более сорока видов млекопитающих, среди которых бобры и довольно редкий зверек – выхухоль (400-600 особей). А так же 200 видов птиц, в том числе орлан-белохвост. Фауну птиц заказника исследует Ярославский университет, фауну рыб — Институт биологии внутренних вод РАН, трансформацию ландшафтов побережья Костромских разливов — Ярославский педагогический университет. Через заказник проходит популярный водный сплавной туристский маршрут по реке Соть. Заказник расположен на низменной равнине, образованной древней поймой Волги, осложнённой поймами низовий её притоков. Абсолютная высота от 87 м по краю низины до 110 м в её центре. Рельеф в основном ровный и плоский с вкраплениями прирусловых валов, староречий и котловин пойменных озёр.

 В пределах заказника реки Соть, Касть и Вопша впадают в Костромские разливы. Средняя их глубина — 3-5 (Вопша, Касть) и 8 (Соть) м; средняя глубина разливов около 3 м, на месте бывших озёр и русел подтопленных рек — 8-10 м.»

  Среди деревьев больше попадаются берёза, осина, ольха с примесью ели. Но встречается довольно много молодых дубов. Дядя Вася говорит, что причиной тому сильно расплодившиеся кабаны. Дуб раньше тут был редкостью, но за Вопшей, на небольшой возвышенности есть говорит, небольшая дубрава с очень старыми дубами. пожня Камешки

 Лес, по которому мы шли, располагается в квадрате ограниченному с одной стороны рекой Староселкой, с другой речкой Поташевкой. Обе впадают в Вопшу. Как уже выше было сказано, к Вопше выходили семь дорог. Березовая (через пожню Камешки)-она сейчас самая заметная, от неё (после Каменного Выруба) отходила по левую руку Озерская дорога, она же Широкая на перевоз (брод) через Вопшу в районе Басовского плёса. По ней раньше до затопления ездили на Профинтерн и Кострому. Две Узеньких дороги, одна из которых выходила на Озерскую. Из Фоминского, за баней Ухановых брала своё начало Крестишная дорога через урочище Крестики. Дорога Глиняная, она же Деланная выводила тоже к реке, через лесные пожни Смирновы Выруба, принадлежавшие Смирновым из Борносово и Суховские пожни – хозяевами которых были Суховы из Терехино. Еще одна дорога вела через Коровинские пожни, которые жмутся к правому берегу Старосёлки. В пору сенокоса многие крестьяне жили прямо при пожнях в лесу. В большей степени это относилось к покосам, которые располагались за Вопшей.  Делалось нехитрое жилище - промеж деревьев, на небольшой высоте мастерился настил с лёгким навесом из веток. Забирались на ночлег по сколоченной лестнице. Защита от комарья простая - гнилушка в костре, да привычка. Ну и конечно сон, который был крепок после трудового дня. А у костра, обычно оставляли ночевика. Но практически всегда того, кто дежурил, заставали дрыхнувшим. Особо никого не распекали, потому как знали, что в такой ситуации оказались бы такими же "сонями".

 Сено после сушки металось в огромные стога, и оставалось за рекой до зимы, а по зимнику на санях доставлялось в деревни.перевозка сена с лесных пожень. 1961

 Вообще  многие здешние пожни в 19 веке принадлежали Николаю Абрамовичу Зубкову – последнему владельцу Полевшины. Позднее, со Столыпинской реформой, некоторые из них перешли в собственность Суховых и других зажиточных крестьян. Если заглянуть еще дальше вглубь по временной шкале, то первый хозяин Полевшины Алексей Иванович Полев в середине 17-го века владел ещё и лесом расположенном на левом берегу речки Старосёлки – Пеношей Полевской Практически все названные дороги где-то на середине пути перерезает Щеглихинский овраг или просто Щеглиха. Овраг этот небольшой, но говорят что раньше он был глубже. Вероятно зарастает. В этом месте были настелены брёвна с жердевыми поручнями, которые ещё сохранились, а настил скорей всего сгнил. овраг Щеглиха

  Поскольку мы ходили на Вопшу 8 октября, грибной значит порой, то не лишним будет удовлетворить любопытство любителей тихой охоты. Наверное, многие из нас слышали такие грибные байки мол, набрали сначала подберёзовиков, смотрим стоят подосиновики, ну выкинули подберёзовики, взяли красношляпых, потом бац, пошли белые, девать некуда – вывалили подосиновики, стали брать одни белые, рука от грибного покоса онемела, ножи затупились, а грибам несть числа. Перефразируя поэта – «не выкосишь за день, устанет рука»! Ну что узнали? И всё же, тем не менее, такие грибные места похожие на грибные байки есть! Сам воочию убедился! Белые стояли ну прямо на дороге, по обочинам и необъятных размеров, ну просто как в сказке «Морозко» (помните?), но…они все напрочь были червивые и гнилые. Свежих и маленьких нет. Кто-то с сожалением сказал, что вот бы неделю назад сюда нагрянуть! А ведь сразу чувствуется, что грибников здесь нет, поэтому и растут грибные исполины пока не упадут.

 Пока мы идём до Вопши, давайте окинем мысленно весь лесной массив, растянувшийся от Моделовского болота недалеко от д.д. Цицермы, Высоково, Середки (где в лес затекает две речки Ухтанка (Вохтома) и Саводранка. Они то, собственно говоря, и образуют реку Вопшу. А перед тем, как соединиться с Кастью, Вопша вбирает в себя Поташевку и Старосёлку и массу мелких лесных ручьёв по правому берегу. Сама же река Касть, вопреки ошибочным мнениям среди некоторых старожилов, никогда не являлась притоком р. Костромы. Да и в традиционной литературе считалось, что Соть и Касть правые притоки Костромы. Но это не так. Эти две реки впадали в озеро Великое, а из него вытекала р. Узокса, которая в свою очередь впадала в р.Кострому. Имеются ввиду времена до 1956 г.

   Ещё не так давно река Вопша на многих (исключая Менде) картах обозначалась как р.Общая. Но в просвещённом 20-й веке на всех картах начали писать Вопша! Слова похожи, не правда ли?! Да, конечно река общая, раз вобрала в себя несколько рек. А может, дело было так. Приехал, значит, составитель карт, спросил местных, как река зовется у вас? Те рекут - …Вопшей! Тот не расслышит и пишет карандашиком: реку кличут Общей! ("Ну  мужики, чё с них взять"). А теперь обратимся к т.н. «Словарю Говоров Русского Севера». Там много слов, которые дошли до нас от мерян, которые, первоначально населяли наши места ещё до прихода сюда ильменских словен (новгородцев). Итак, читаем, вопша – шелуха отстающая от зёрен в процессе их обмолота напр. «ото ржи хива отвеивается, а от жита вопша», «зерно просеиваем, а вопша остаётся», «вопшу никуда, только скотине», «от вопши и скотина нос воротит».  Можно конечно предположить, что в речку эту самую вопшу в древности бросали за ненадобностью, или в те реки, которые в неё впадали. Вот отсюда и название. Но это лишь версия.

   Ну вот, после непродолжительного пешего перехода, мы вышли к Вопше. На этом месте раньше располагался лесной пчельник, а в колхозные времена пасека, на  которой стояла рубленная с печью избушка пасечника Петра Николаевича Петухова. На берегу в глаза сразу бросается основательно подъеденный бобрами дуб, да несколько лодок-плоскодонок, которые, судя по их состоянию, своё уже отплавали. Из-за реки над берёзами лениво всходило солнце, отражаясь в тихих и тёмных водах. На душе, как часто бывает у большой воды, растекалось умиротворение.    работа бобра      

   Довольно сильное петляние Вопши спрямлено рукотворными каналами, у местных называемыми копками. По некоторым данным эти каналы рылись в тридцатые годы для лучшего сплава леса, вырубавшегося в Моделовском лесу для торфоразработок. Торф добывался за Вопшей примерно до начала 60-х. Где-то за Вопшей в годы войны, упал советский военный самолёт, местные пытались его найти, но безуспешно. Старожилы как всегда весьма информированы, мол сразу приехали чекисты, всё поснимали с самолёта и уехали, бросив его в этих труднодоступных местах.

   Лес окружающий Вопшу первобытен, малопроходим из-за болот и довольно обширен. До затопления, все эти места кормили крестьян как Ярославской, так и Костромской губерний. По заливным берегам рек росли липовые рощи. Урожаи меда были высоки, и под мед иногда не хватало кадушек. Старики рассказывали, что качали мед тогда прямо в лодки. Да и охота под стать! А уж рыбалка! Старожилы не без гордости рассказывали: "Что тетеревей, что головлей - прорва...!".    по Вопше             на охоте у Басовского плёса. 1950-е

  Многое помнят на своём веку эти места. Через этот лес в Смутные времена шли из Костромы на село Даниловское отряды поляков. Недалече скрывалась в вырытых землянках в гражданскую банда «зелёных» под предводительством Кости Озерова. В 60-х годах за Мохоньковым был найден пистолет с гравировкой "К.О." Вполне может быть, что он озеровский. Рядом, за лесом в 12 верстах стояла деревня Вежи, (ныне остров) в которой жил не сказочный, а вполне реальный, воспетый Некрасовым дед Мазай – Иван Мазайхин.

   Этот лес, в то время, пронизывало много плохоньких дорог, по которым наши предки ездили в Кострому по различным надобностям. Моя бабушка рассказывала, что если выехать из Сидорова на рассвете, то к 10-11 часам уже были в Костроме. Много чего было на пути по дремучему лесу. Случалось в лихие времена, и грабили и убивали. Предания такие были.

  А мы, в свою очередь, полюбовавшись осенним красочным лесом нависшим над Вопшей, двинулись по её берегу вниз по течению к Фомину болоту, и достигнув Басовского плёса, расположились на привал. Здесь ранее стоял столик с пеньками, но сейчас пришлось располагаться прямо на осенней траве. Басовский плёс это место, где был перевоз через Вопшу по Озерской дороге, которая вела на Профинтерн к озерам. Оттого и название. Дядя Вася вспоминал, как они ещё мальчишками не зная устали, убегали на целый день купаться и ловить рыбу на Вопшу.                                                                                                               у Басовского плеса             А в старину, говорят, здесь был широкий (для телег) деревянный настил, который каждый год поправлялся из-за весенних паводков. Чаще этой дорогой пользовались полевшинские и горшанские крестьяне. В четырёх-пяти (кто говорит и три) верстах от перевоза за Вопшей, была развилина  дорог, у которой стояла старая и большая ель, подле которой был сколочен небольшой навес с кострищем, над которым висел здоровенный чайник. Место это звалось Развилье. Налево - дорога в сторону Вежей (она там соединялась с бухаловской), направо в Профинтерн. Развилье располагалось на возвышенном участке, и может быть сейчас не затоплено. А бухаловские ездили в Кострому несколько иначе, или через Лубяник или по берегу Касти и на мост через Вопшу. Далее через лесные урочища Хвощевку, Веськи и Ковиху выезжали к деревне Михалёво. Через две версты была д. Ломовская с трактиром. Далее через Саметскую промоину на Петрилово и Саметь. Тема дорог, конечно заслуживает отдельного разговора.
                                                                                                      Басовский плес                                                                    

    У Басовского плёса Вопша уже довольно широка, там начинается Фомино озеро и болото с одноименным названием. Восточнее это болото переходит в другое болото Нерыбино.    

  Что бы сфотографировать живописную картину Фомина болота, пришлось залезать на высокую осину, иначе не подойти. Над просторами взметнулись стаи уток, описав круг, они снова сели на свои укромные места.Фомино болото. Вид с дерева

  Замечу, что есть разногласия по поводу возникновения Фомина озера. Одни полагают, что озеро с болотом здесь были испокон веков, другие считают, что оно образовалось совсем недавно с образованием в 1956 году водохранилища. И в поддержку вторых я сейчас приведу несколько фактов. Итак, в месте, где сейчас Фомино болото, речка Старосёлка впадала в Вопшу и это чётко видно на картах ПГМ 1792г., Менде 1856г., Стрельбицкого 1879г., Ярославской губ.1900г., Костромской низины 1931г., которая, кстати сказать, как раз подготовлена была в связи с «болотно-торфяной» темой и, наконец, карта РККА 1931г.   1792.jpg
uste_staroselki.jpg
usl.zn.1792.jpg
KOSTROMSKAYA_NIZINA_1931_0.2.jpg
KARTASTRELBICKOGO_1879.jpg
mosty.jpg
Так вот, ни на одной из перечисленных Фомина озера нет, как и нет и болота. По условным обозначениям раскраска значила - сырой или заливной луг, потому как весенний разлив Волги поглощал огромную территорию этих краёв. Мало того, на картах обозначены лесные дороги, пролегавшие через этот участок ведущие и к пожням и на другие направления. Ну не поленитесь, взгляните на карты. На левом берегу Старосёлки, перед впадением в Вопшу была большая пожня Углин луг, недалеко от которой тёк ручей Угольной. А на правом берегу находилась пожня Фомины Выруба от которого название вероятно перешло на новообразовавшееся Фомино озеро. Тут, рядом прилегающий лес зовётся Волчья Гарь. С середины 50-х годов уровень вод был поднят и стали заболачиваться низменные участки пойм и русел лесных рек. Болото образуется довольно быстро, и мы имеем то, что имеем.                                                                осенняя Вопша

  Возвращались мы по сильно заросшей Озерской дороге, которая шла параллельно Старосёлке. Следует сказать несколько слов о том, что в лесу стали, время от времени встречать медвежьи следы. Говорят, что медведь на эту сторону приходит из-за Вопши. Конечно мишки это хорошо, но лучше с ними всё таки не встречаться!след "косолапого"

  Вот такой у нас выдался поход на тихую, лесную и в тоже время дикую  реку Вопша, к которой хочется возвращаться вновь и вновь…

А.Красильников /ноябрь 2011/

 

слева на право: Алексей Красильников, Павел Уханов, Василий Уханов, Алексей Уханов, Григорий Красильников

Старые фото из архива В.А.Уханова

Полный фотоотчёт http://Фотографии в альбоме «Вопша» sidorovskyi на Яндекс.Фотках


______________________________________________________________________________________________________________________

 

ВЕСНА В СМЫСЛОВО
                                                                     


              — Ну что ж это такое? Мы же совсем опоздаем!
              — Да. Но если мы не услышим первых соловьёв, то мы опоздаем на всё лето!
                                                       Из м/ф "Паровозик из Ромашково"


   Вот и мы, наконец-то, чтоб не опоздать на целое лето, в середине жаркого мая 2013 года совершили поездку по Чурьяковким местам, расположившихся на левом берегу Касти. Главная цель нашей весенней вылазки это бывшее сельцо Смыслово.
    Почему именно это место заинтересовало нас? Ну как же, ведь Смыслово связано с талантливой семьёй Спасокукоцких. Были в ней священнослужители, геологи, юристы, композиторы, и медики. Самым известным из семьи стал Сергей Иванович Спасокукоцкий. Я не буду перечислять все его регалии, их вы без труда найдёте в Интернете.
    Наша заинтересованность Спасокукоцкими началась с памятной доски на бывшей Земской больнице в Середе, где начинал свою карьеру Сергей Иванович. Она и выступила первой ступенью познания о знаменитом человеке. Это как раз к тому, что мемориальные доски дело нужное. 
    Но, здесь я хочу рассказать не о владельцах сей усадьбы (подробности будут в разделе Дворянские усадьбы. Смыслово), а непосредственно о поездке.  Хотя по ходу повествования всё-таки придётся немного коснуться истории. Итак.

 


 
   Добраться до Смыслово не составляет никакого труда. От остановки д. Окунево на Любимской дороге и до места усадьбы всего 2, 5 км. Но, для начала нужно ознакомиться с топографическими картами Ярославской области. Ведь одно дело точка на карте и совсем другое реальная местность, где никогда не приходилось бывать.  Троп и съездов не счесть и вполне можно и по ним поблуждать.
   Сначала найти нужную точку, в данном случае ур.Смыслово. Хорошенько рассмотреть квадрат объекта на карте. Т.е. привязаться к географическим особенностям. Для чего это надо? Просто на навигационной карте объекта может быть и не обозначено.
    Со Смыслово в этом плане повезло. Объект располагался при изгибе маленькой речки Точенки и оврага с ручьём впадающим в речку и легко идентифицировался на любой подробной карте Ярославской области. Вот и всё, примерная точка GPS-позиционирования легко определяется лежа на диване. Дальше дело техники, т.е. навигатора. Все вбитые туда точки (ориентиры) легко находятся и выйти на цель очень легко! Плюс в придачу спутниковые карты!
  И вот ранним майским утром мы точно движемся в сторону Смыслово, довольно уверенно по этим чуть заметными тропами. А троп этих не счесть, они похожи на лабиринт Минотавра. Но техника безошибочно указывала путь. Вот, что GPS животворящий делает!
    Несколько пугала нас ожидающая дневная жара. Но с утра было свежо. Небо хмурилось. Полный штиль. В Костромской стороне за разливами собиралась тяжеловесная туча. Кругом слышалось пение птиц. Особо выпендривался, конечно, соловушка, чьи трели резко выделялись на фоне весеннего птичьего концерта. Эх, им бы дирижёра. Не отставали от птичек и лягушки, разбавляя  взвесь птичьих голосов однообразным квакотанием.  Но извините, царевны, слушать вас долго невмоготу!    
     Где-то за Кастью на Баскаковском берегу в Городищах не унималась кукушка. Практически безостановочно. Вот если бы загадать желание, и оно вдруг исполнилось, то можно бы уподобиться библейскому долгожителю Мафусаилу! Смело весной загадывайте и проживёте долг-о-о. Немного отойдя от пруда – лягушачьей консерватории, - мы присели послушать соловья без квакопримеси и устроили фотосессию.

 








    А в полях тем временем была пустота, ни коровки, ни человечка. Далекая ферма на фоне деревни Окунево зырила на мир пустыми окнами глазниц. Тем временем далеко над Костромской низиной в хмуром небе полыхнула бесшумно молния. Лепота! Гром пришёл на 40-й секунде. Это значит, эпицентр грозы находился от нас порядка 13 км. Редко начал покрапывать дождь. Как-то стало неуютно. Перспектива оказаться в открытых полях в грозу с дождём мало радовала. Утешала старая примета старожилов - гроза очень редко приходит со стороны Костромы. "Разливы не пустят" - коротко резюмируют местные погодные специалисты. Чаще гроза приползает со стороны Ярославля, либо с Данилова. И надо признать, доводы аборигенов весьма убедительны и довольно точны! Через час грозовая туча рассосалась.
  А меж тем мы точно вышли на искомую точку, без шараханий из стороны в сторону. Вот оно сельцо Смыслово. Или то, что от него осталось. Хотя, действительно место усадьбы читается очень хорошо. После весны, конечно, было бы труднее. Судя по молодым побегам крапивы, летом сюда не влезешь.
   Мы хорошо видим места пяти-шести построек. Место барского дома нам помог вычислить отрывок из воспоминаний жительницы и работницы этой усадьбы Пиямы Богомоловой, записанными учениками Середской школы в 1960-х годах. Хотя там всё путано и с неточностями, но то, что сирени под окнами было много это факт. К этим воспоминаниям мы обязательно ещё вернёмся в другой рубрике.
    Как раз у кирпичного фундамента и произрастают кусты сирени, которая, к слову сказать, сильно разрослась. Встречаются яблоньки и смородина. Всё что осталось от барского сада. Кирпич в фундаменте без клейма.  Уложен рукой старательного мастера.

 




   Что можно сказать о времени постройки. По фундаменту трудно сказать. Пока мало сведений, но стоит обязательно обратить внимание на архивные материалы. Вообще сельцо Смыслово старая усадьба. На карте ПГМ 1792 года она отмечена, ей как минимум 220-250 лет. http://sidorovskyi.narod.ru/olderfiles/4/pgm_dan.uezd_1792_list_28.jpgСтоит заметить, что к Спасокукоцким она имеет отношение  последние лет тридцать своего дореволюционного существования. Изначально это сельцо принадлежало роду Полозовых, которые, в свою очередь являлись потомками князей Шелешпанских (Шелекшпанских). Первая жена Ивана Васильевича Спасокукоцкого Ольга Абрамовна как раз была из этого рода. Она унаследовала это крошечное имение, а после её смерти от чахотки оно и перешло её мужу. Так и пошло: Смыслово - усадьба Спасокукоцких.
   Усадьба располагалась в живописном месте, на небольшом по площади треугольнике на возвышенности. С запада за речкой Точенкой соседствует деревня Вороново, которая сейчас стала дачным местом, и наблюдается даже строительство. С юга этот мыс ограничивает овраг с безымянным ручьём. Красиво, одним словом. Удачно, всё-таки дворяне места для своих усадеб выбирали. Можно представить, какой чудесный вид открывался из окон усадьбы на Вороново.


Вид на место усадьбы от р.Точенки


  С восточной стороны к усадьбе примыкала хозяйственная постройка. Судя по всему скотный двор. Либо конюшня. Но никак не то и другое. Ведь известно кони не терпят такого соседства. Назначение предстоит выяснить. Интересно другое. Основа этого сооружения бетонный фундамент, на котором установлены по периметру столбы из керамического кирпича. По четыре на две большие стороны прямоугольной постройки. Внутри два. Примечательно, что внешние столбы с контрфорсами. Вначале мы пустились в дискуссию по поводу, к какой эпохе принадлежала постройка. Но внимательно изучив её останки, взвесив все за и против, пришли к выводу, что это всё-таки начало XX века. Аргументы такие: кирпич явно дореволюционный, контрфорсы - их не делали в советскую эпоху но, по крайней мере, мы не встречали таковых (тем более у ферм), кладка выполнена очень аккуратно, как единое целое. Монолит, одним словом. Есть один нюансик, что раствор без расшива. Так ведь это не печь, или камин, на первом месте была  практичность. Раствор весьма хорошо держит. Отбить кирпич довольно трудное дело. Вообщем хозяйство хоть и не крупное, но крепкое. Вывод: это дореволюционная постройка. А бетон широко стал применяться в России с начала XX века. По камешкам и вкраплениям крупного песка в теле бетонного основания можно предположить, что они из Касти либо из Точенки. Этого добра в соседних речках вполне достаточно. Грех было не воспользоваться даровым стройматериалом, который буквально под ногами.

 






    Как не сказать о том, что  эта усадьба упомянута в Интернете, в основном в увязке с биографией последних владельцев. Много не точностей. Взять хотя бы кладбище, на которое ссылается Вики. Его здесь никогда не было. Ни могил Ольги Абрамовны, ни Ивана Васильевича Спасокукоцких в Смыслово нет и не было. Упокоены они в трёх верстах от Смыслово, в селе Никольском, что в Корзле, к коему приходу оно и относилось. Уж статьи в Википедии правьте сами. Хотелось бы сказать, что сидя дома и в кабинетах можно представлять любые картины, но на места всё же необходимо выезжать. А то ведь как получается, написано одно, а приезжаешь на место, нестыковочка! Даже церкви «подменяют», колокольни «двигают», мать честная! Да что там церкви, сёла путают! Ошибки? Ошибищи!
   Обошедши всю виртуальную усадьбу, мы решаем спуститься в овраг с безымянным ручьём и обследовать Точенку. Кстати, при обходе территории встречаются знакомые раскопы  «коллег» из параллельной конторы Министерства Черной Археологии. Надо сказать вездесущие люди! Ну, всё изрыли! Спорт нынче такой… Но вот у них всё точно, много раз советовался по некоторым объектам. Сразу видно дома ребята не сидят, на кофейной гуще не гадают.
  Спускаемся… Вот она игрунья Точенка! Журчит, понимаешь. Здесь и загруза, из веток и коряг забитая грунтом, видимо сооруженная Бобровым Строительным Управлением. Ну, точно, во-о-н выше и офис (нора) с обглоданными стволами – визитной карточкой мастеров  плотинных дел. Но видимо господа Бобровы здесь давно не появлялись. Может в командировке :)

 




  Дно у Точенки песчаное. Берега источены весенними водами. Может отсюда и название.
Широкая пойма говорит, что некогда речка была широка. Но и весной вода поднимается метра на два, что впечатляет. У загрузы речка журчит, поёт свою песню. Скоро спрячется на лето в ворохе осоки и прибрежных трав. Поплутав в лугах, Точенка впадает в Касть напротив Городищ.
  Возвращаемся в «усадьбу». Располагаемся на завтрак у бывшего скотного двора или конюшни. Продолжаем рассуждать о бренности бытия и превратности судеб людских. Ведь на природе, да ещё в таком красивом месте философствуется за милую душу. Как впрочем, и естся. Трава с крапивой ещё не взметнулись непроходимыми чащами, нет и врагов рода человеческого – слепней, паутов и оводов. Хорошо! Но, что это? Откуда ни возьмись, налетели здоровые мухи! Что за наваждение, везде чистота.
  - Мы же на развалинах скотного двора, – произносит задумчиво Григорий.
  - Так он не бог весть, когда сгинул, - говорю.
  - У них память генетическая на это место! – нашёлся Григорий.
  - Точно, - соглашаюсь я.
  А солнце уж на полдень встало. Жарко однако. Планов ещё много. Пора и честь знать. Ну, что ж, пОклОнились Смыслову, взяли, значит, кОтОмОчки наши, пОдпОясались и зашагали в стОрОну Чуйского Чурьяковского тракта. Напрямки.
   Ну, вот это нас и подвело! Восемьсот метров, а не тут–то было! Куда ни плюнь, всюду топь непролазная. Ну, взяли и плюнули, чего уж тут! Вернулись на путь истинный. Зашагали по тракту в сторону д.Чурьяково по раскалённому асфальту. Четыре версты, однако.  А для чего нам собственно нужна эта деревня? Да памятник здесь, воздвигнутый в память не вернувшимся с фронта  колхозников колхоза «Борец», который давно почил в бозе. Это для тех кто не знает про это и пребывает в блаженном неведеньи.
  Без проблем отыскали белый обелиск, увенчанный, как и полагается красной звездой. По бокам обелиска две тумбы с плитами на которых высечены имена героев Бухаловщины и Казары. Памятник свежевыкрашенный, а буковки не прокрашены. Нашли мы фамилии наших дедов, поклонились их  памяти и дальше отправились ноги топтать. 

     
     Решили в магАзин завернуть, но не тут-то было. Не лает, не кусает, а в дверь не пускает? Правильно - замок. Хотя объявление исходя из реального текущего времени этому противоречит. 


   - «Если на клетке слона прочтёшь надпись буйвол, не верь глазам своим» - так в аналогичных случаях любил говорить Козьма Прутков. Но если в городе эта  истина уже мало-помалу уходит в небытие, то на деревне шифрованием люди ещё развлекаются. Решили навести справки у чурьяковцев. Весна, многие на свежем воздухе, на огородах.
   Дама, пребывающая в главной позе советского дачника в своём огороде, разогнувшись на оклик и одновременно увеличив площадь падающей от неё тени, живо перевела объявление с чурьяковского языка на русский. Суть в следующем: надо там чего-то отнять и прибавить, из-за какой-то там субботы, а так всё понятно, всё сходится. Короче, тест «свой-чужой» мы не прошли. Поэтому, что бы попасть в Сhuriakovo market надо пошататься минут сорок. О-кей. Ну, как в анекдоте:
 - Какие у вас чудные старинные часы!
 - Да, только их понимать правильно надо!
 - Как это?
 - Когда они бьют восемь, а показывают девять, то это шесть!
Ну, не проблема. Как раз Григорий хотел посмотреть деревню детства Ломки. Он не был в ней с 1975 года. Она как раз недалече от Чурьяково, на Нефёдовской дороге. Ну, метров 700-800. Навигатором уж мы не пользовались и так всё как на ладони. На выходе из Чурьяково видим старый советский указатель. Снова ребус для шпионов. Направо «Нефедьево», налево «Смирново». Отродясь таких деревень здесь не было. Ну ладно, засекретили, значит. Хотя «Нефедьево», это точно Нефёдово! 


   Вот и Ломки, сворачиваем (она у дамбы  в аккурат). Лицо Григория начинает сильно выражать удивление. Ломков нет! Ну, точка на карте есть, а другого ничего нет! Он выражает сомнение в месте. Но пришлось взглянуть на навигатор: он неумолим – Ломки здесь! На это нам указывают старые вязы, остатки фундаментов из-под изб. Заброшенные и заросшие огороды. Хотя не сразу и рассмотришь.


  Тут Григорий начинает узнавать деревню детства. Нашёл, где был дом, пруд, где ловил карасей.  Двор, где пилил дрова с дядюшкой. Растрогался, однако! Я его очень понимаю, и поэтому оставил наедине с нахлынувшими чувствами, и поднялся на дамбу. Он ещё некоторое время, как потерянный блуждал между вязов и берёз, пока не возвратился ко мне. Вот и всё нет деревни! Ещё одной…
  Стали мы возвращаться в Чурьяково, напоследок оборачиваемся на Ломки. Подходим к магазину, и о чудо, он открыт.

  - Воды, воды, холодной! - с порога кричим мы.
  - Да вы чё, какая холодная, – невозмутима продавщица, - вы сразу видно, городские!
Покупаем несколько бутылок водицы. Надо сказать, что сей магазинчик оказался самым убогим среди виденных нами деревенских магазинов. Ну хоть есть, что-то и ладно.

 И вот мы "поворачиваем оглобли" назад по тракту в сторону лесного пруда. Здесь устраиваемся на продолжительный привал, где Григорий открывает купальный сезон 2013 года. А ещё через час машина нас несёт обратно в цивилизацию. Ноют ноги, горят обожженные яростным, весенним солнцем лицо и руки, но всё равно хорошо, не смотря на такие мелочи…
Но самое главное мы послушали соловьёв, поэтому успели на целое лето!                                                май 2013 г.

 


Все фото из поездки здесь

 Наверх страницы

 
Copyright SIDOROVSKYI © 2017