Пятница, 17.11.2017, 20:32



ФОТОАЛЬБОМЫ
ГЛАВНАЯМой профильРегистрацияВыходВход
О САЙТЕ                ВИДЕО                 Вы вошли как Гость · Группа "Гости" Приветствую Вас, Гость · RSS

МЕНЮ


 
--> ОБЪЯВЛЕНИЯ [23]

Общая информация, заслуживающая внимания любителей старины.
ОБНОВЛЕНИЯ И ДОПОЛНЕНИЯ [63]

Информация об изменениях на сайте.
МЕРЯНЕ - НАШИ ПРЕДКИ [13]

На территории описываемых мест в далёком прошлом жило финно-угорское племя меря, известное по летописям с VI века н.э. Меряне никуда не пропали, а находятся внутри нас. Почувствовать в себе потаённую сущность, и узнать подлинную историю своих истоков - тема этого раздела.
ИЗБА ЧИТАЛЬНЯ [9]

Здесь находятся ссылки на книги исторической тематики, которые заслуживают внимание.
ИСТОРИЧЕСКИЕ СЮЖЕТЫ [22]

Статьи и материалы о жизни в царской России.
РОССИЯ. ДЕНЬ СЕГОДНЯШНИЙ [26]

Небольшой экскурс в историю и современные реалии.
ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ [16]
 
ЛЕНТА
[14.10.2017]
Ухорский ям на Волчьих горах (27)
[01.09.2017]
Бухалово. История продолжается... (11)
[27.08.2017]
Древние рубежи (3)
[07.07.2017]
Побратимы. Закобякино-Апраксино (7)
[01.06.2017]
Деревянные предтечи (10)
[03.05.2017]
"Шить баско и Пригласить пожаловать священника к обуху" (29)
[24.02.2017]
Знаменательные вехи в истории Новополевского прихода (21)
[15.01.2017]
Хроники Даниловского уезда. (9)
[05.11.2016]
"Слабо?" из прошлого (24)
[28.07.2016]
Сухов день в деревне Лупачево (7)
[08.07.2016]
Несъезжий праздник или, а чё гуляем? (20)
[02.06.2016]
"Радостию друг друга обымем" (11)
 
НАВИГАЦИЯ
 
ПОМОГИ ПРОЕКТУ
Яндекс.Деньги:
41001217280963
 
СОЦЗАКЛАДКИ
 
КАЛЕНДАРЬ
«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
 
ОБЛАКО ТЕГОВ
пропавшие деревни староверы старообрядческие храмы полевшина бабино бабин погост баусова бухаловская волость дороги баскаково салтыковы бабурино бабуринская игрушка бухалово банда ориентировка храмов бахарька старово борносово басовкий вопша крошило сказ сказ о крошиле вдоль горячего асфальта поздеевы школа вилькен песни фоминское беспоповцы сидорово терехино бухаловская церковь молельня бреднево бухаловская летопись богородский новополево пономарь бухаловский приход новая крошиха мамоновы прошлое былое фото грамота образование колхоз богородица борьба традиции имена старобрядцы австрийцы касть витушкин встречи елохино озерки слободищи каландырец паны домонгольский крест крест меря городищи археология грибы никольское корзла даниловцы николай I крестьяне ветераны война никольское в корзле ушаков середа благотворители меценаты ягв пути человеческие артюхов филиппов николо-корзлинский некрополь погост крошиха вода богородская церковь закобякино апраксино успенская церковь волчьи горы Наличники адрианова обитель старообрядцы меряне лупачево даниловский уезд
 
СТАТИСТИКА

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
 
 

 Бухаловская летопись

 


 
Предыстория

  Многие, кто читал историю того или иного края, могут вспомнить с чего начиналось повествование практически всех рассказов. И начиналось оно чуть ли не с Мелового периода, и примерно с таких слов: "давным-давно, когда людей ещё не было и край наш лежал на дне доисторического моря...", и "в доледниковый период по нашим землям бродили шерстистые носороги и мамонты", "люди здесь жили давно и охотились на этих самых мамонтов", а потом "язычников научили писать, читать, отмыли, одели, перекрестили и стали они жить-поживать, добра наживать, пока не пришли татары". Вот, примерно такая историческая канва.
   Не будем "мотаться" по доисторическим эпохам, тем более, что могу  сказать, - да, мамонты у нас водились.  Бивень мохнатого слона был найден на вымытом берегу Касти в 1899 году в Бухалово и весил 5 пудов. Мы не чем не хуже других! А если такая гора мяса паслась по нашим лугам (тогда это наверное лесотундра была), то наверняка рядом были и гурманы - тонкие ценители прекрасного. Эти эстеты были не прочь отведать блюдо из огромного, хорошо прожаренного мясного деликатеса. Ведь попробовать шашлычка из заваленного на охоте мамонта, и при этом не приобретая никакого охотничьего талона, да ещё  на лоне чудесных ландшафтов, без предупреждающих жёлтых знаков (о массовом запрете забоя мамонтов :), и обсудить с коллегами яркие моменты охоты при потрескивающем огне костра кутаясь в тёплые шкуры с боевыми подругами, это ли не романтично!
  Это вам не лосишку (тьфу ты, мелкота какая) какого-нибудь подстрелить. Тогда люди работали по крупному! Брать так брать! И мамонта непременно! Были бы динозавры и их бы съели, хотя как знать, может и ели?
  В нынешние времена обложат, одолеют суслика и рассказов на целый год, как же герои, такого зверюгу опасного завалили на русском сафари. Чучелов понаделают, друзьям показывают... Про рыбу вообще умолчим.
    А тогда на мелкоту не разменивались, из костей ещё и жилище строили. Наверняка, что-нибудь и вдохновляющее пили под мамонтятину для сугреву. Ибо сколько времени существует человек, столько же времени существует и закуска (прошу не путать с едой). Теперь оставим иронию и ближе к теме.
 
  После таяния ледника, наши бухаловские окресности тоже были обитаемы. Огромная масса принесённая ледником камней, была источником материала для производства разных орудий труда. А мастера по камню среди того народа были отменные:  каменные сверлёные топоры с такими же наконечниками для копий с острыми каменными отщепами, умело обработанные, находили и у нас, на Панах например и в с.Никольском при копке погреба. Не так далеко от Бухаловщины находится Волосовский могильник, изученный археологом Крайновым, принадлежащий к т.н. Волосовской культуре. Не исключено, что и наши Паны относятся к этому периоду. Камень лежащий там,  искусно обработанный для каких-то сакрально-ритуальных целей теми людьми, немой свидетель незапамятных времён и предтеча будущих событий вошедших в историю нашего края.
  До известной новгородской колонизации на наших землях обитало угро-финское племя меря. Заметим себе, что первое упоминание об этом племени намного старше первых упоминаний о русах. Представьте себе, что уже в VI (шестом!) веке н.э. готский историк Иордан писал об этом племени ещё задолго до той Руси, о какой мы знаем из истории. Т.е. жили здесь меряне очень давно и наша история вполне может удлиниться лет на почти полтысячи лет!.


Карта мерянских поселений. Иллюстрация из книги А.Малышева "Мерянский язык"

   О мерянах говорят и названия рек (гидронимы) и некоторые наименования населенных мест (топонимы). Взять хоть бы реки  Касть, Ухтанка (Вохтома), Соть, Толга, Узокса, Пеленда, Кострома и т.д. Им несть числа как говорится. А вот населенные пункты-свидетели: Цицерма, Яхробол, Шачебол, Искробол и др. Их, конечно, несравнимо меньше чем гидронимов, но всё-таки это свидетельствует о былых хозяевах земли "русской". И возникает резонный вопрос: откуда же тогда мы-то, русские, здесь оказались?
    А вот откуда. На рубеже I-го и II -го тысячелетий в наши края начинают просачиваться новгородцы или новгородские словене (ильменцы). К слову сказать, о мерянских землях новгородцам тогда хорошо было известно в виду развитой торговли. Новгород был разделён на части, называемые концами и среди них был и т.н. Неревской конец, который некоторые учёные отождествляют с мерей (Меревской конец).
  Какие были мотивы у новгородцев при колонизации наших краёв, это надо оставить (или спросить) для профессиональных историков. Озвучу лишь такие догадки: уход из под власти новгородской знати, и нехватка хлеба, а Новгород как известно своего хлеба не имел, только в большей мере привозной. Итак, движение в наши края из новгородских земель, беспорно, было.
  Сейчас можно слышать, что мол, массированной колонизации не было и тому подобные рассуждения. Да, согласимся, скоротечности в этом процессе и быть не может, а колонизация в виде некого потока, своеобразного натиска на восток, в Верхневолжье существовала. Drang nach Osten если угодно. На это указывают и новгородские говоры в наших краях, и образование территориального деления на погосты, а это чисто новгородская фишка. Те же берестяные грамоты, множество из которых адресовано в Ярославские земли. Т.е. сначала сюда проникают первые свободные поселенцы, а немного позже, с целью обложения данью (налогами), сюда дотягивается невидимая рука новгородской знати и образовывает сеть погостов - первых административных центров на Северо-Востоке тогдашней Руси.
  Если на старых картах, выделить погосты, то мы увидим равномерную их сеть, разделённую позже новгородцами на пятины.  У нас это погосты: Подвязье, Бабино, чуть дальше к Костроме погосты Вежи, Шунга, Саметь и т.д. Это и есть первые центры территориального деления. В их юрисдикцию входили земли как с чисто мерянским населением, так и новые словенские починки и деревни. Погост Бабин с обширными землями в свою же очередь был в подчинении Костромы (или тогдашнего владельца, этих земель), а позднее и Ипатьевского монастыря, образованного на этом месте. Само село Бабино монастырь приобретал частями в начале XVI в. Кто был владельцем эти земель до этого сказать трудно. Акты не сохранились, сохранились только описи.
   Кстати, в пользу новгородского следа говорит, довольно обоснованная версия того, что сам Ипатьевский монастырь имеет совсем другое происхождение, нежели всем известная официальная сказка про мурзу Чета, появившаяся во времена Бориса Годунова. Её-то постоянно рассказывают гиды в качестве традиционного предания об основании монастыря.
   Первый, кто подвег эту историю сомнению был академик С.Б.Веселовский. Сам монастырь назван в честь священномученика Ипатия, и нигде на Руси в то время мы не найдем храмов в честь этого святого за, всего, одним исключением. Этого святого почитали в... Великом Новгороде, как покровителя новгородских посадников. И только в Новгороде были церкви в честь этого святого. Веские и логичные доказательства по этому поводу привел Н.Зонтиков.
Вероятно Ипатьевский монастырь берёт своё начало с вотчинной церкви основанной новгородцами в качестве некого форпоста. И все сопредельные земли, как например земли с центром в погосте Бабино, входили в это административное образование.
  В ту далёкую и седую старину в этих краях, наряду с мерянскими поселениями, и существовали немногочисленные чисто новгородские (славянские). Потом постепенно стали появились и смешанные поселения. Началась плавная ассимиляция мери.
  История не зафиксировала никаких столкновений коренного финского населения и новых поселенцев. Земли хватало. Тем более, что словене были в большей части земледельцами в отличии от мерян, которые в большей степени были собирателями и охотниками-рыболовами. Для пашни, с помощью подсечно-огневого метода новые поселенцы расчищали лесные чащи. Об этом говорят топонимы: Выгарь, Жары, Ломки, Погорелка, Ожогино, Пенье и т.д. Происходило неспешное  взаимопроникновение культур с языковой ассимиляцией мери, своеобразный симбиоз племён
  В силу того, что административным языком (письменность) был славянский, он постепенно вытеснил мерянский язык. Процесс этот шёл довольно долго. И, как говорят некоторые ученые (Ткаченко), даже вплоть до XVII века! Здесь, в центре России, были свои мерянские анклавы. Рядом с Бухаловским краем, со станом Корзла, соседствовал Мерской стан с массой мерянской топонимики. Кстати и сам-то Ипатьевский монастырь располагался в Мерском стане.
 

  
Которово: мерянская реинкарнация.
 
Да и язык наш не даёт усомнится в обратном. На поверку многие слова оказываются мерянским субстратом. Никто даже не задумывался над этим, считая эти слова чисто русскими. Ан не тут-то было! Например слово "вёдро" (хороший, погожий день) это мерянское "вядря" (хороший), околеть (умереть) это от "колема" (болезнь) "оклематься" - выздороветь, "коле" (помереть), "атя" (отец) - вспомните "тятя, тятя, наши сети...", "кока" (тётя, а позже крёсна), "кокой" (дядя. кресный), "падог" - палка, "сокурится" (щурится, "сокур"-слепой на один глаз), "наелозиться" (наесться до отвала). А, вспомните как наши бабушки, прабабушки говорили, это ведь тоже из тех седых времён: "шембериться", "мерещ(ш)ить", "мерекать", "безалаберный".  Множество фамилий, которые мы считали русскими, также имеют мерянскую природу. Вот на вскидку: Кувардины (от куварда - мост), Мазаевы, Мазаихины (от мазый - красивый), Туркины (турка - косматый, тур - край, турить - гнать, понукать), Кургановы (курга - журавль)и многие другие. А если внимательнее проанализировать все фамилии, то как мерянских, их будет  гораздо больше. Ведь некоторые фамилии "молчат" только потому, что их характеризовали как славянские, а если их рассматривать с помощью мерянистики, то они несомненно "заговорят" и оживут.

  Из всего сказанного получается, что финно-угорцы (меря, чудь, мурома, весь), жившие здесь испокон веков, плюс северо-западные славяне, пришедшие позднее, смешавшись дали начало великороссам, русским, к которым мы все и относимся. Признаюсь, я тут никакой Америки не открыл, об этом писали, пишут многие. Если у вас возникнет скепсис по этому вопросу, то возьмите в руки книги таких ученых как Уваров, Леонтьев, Горюнова, Ткаченко, Рябинин, Матвеев, Альквист и др. и вы придёте к тем же выводам. А в последнее время и генетика сказала веское слово в пользу этого.
  Возвращаясь к земельной теме, скажу, что позднее земли Бабинского погоста, административно входившие в Ипатьевскую вотчину,  в период феодальной раздробленности, начинают выделяться и дробиться на другие вотчины. Так выделелись в самостоятельные наделы Бухаловские земли, Никольские, Тептюговские, а позднее и Полевские. В каких-то вотчинах раньше (Никольское), в каких-то позже (Полевшина, Бухаловщина), ставятся церкви. Кроме того, процесс дробления шёл до XX века, для этого взгляните на карту Менде.  Так небольшая, по своим размерам Полевшина, разделилась между двумя собственниками: Зубковыми и Евреиновыми.
  Бухаловские земли река Касть делила на две части: левобрежье называлось Казарой (почему, никто не знает), а правобережье и есть непосредственно Бухаловщина. Эти две части впоследствии станут Успенским приходом с.Бухалова. Откуда пошло такое название неясно, "бухальнем" называли филина, "бух" это быстрина на реке, "бУхать" - ударять, бухонный - мягкий, пышный (о хлебе), "бухало" - церковный колокол. Не забудем, что слово буханка имеет такой же корень, а ещё, поблизости, есть деревня с таким же корнем в названии - Бухтарицы. В старинных документах Бухалово писалось через "о": Бухолово.
  В конце XVI века при Бухалове было 17 деревень: на правобережье Касти 8 селений (включая Бухалово): Сидорово, Стокшино, Владычнево, Плосково, Борисцево, Вертягино, Поплевино. На левобережье, т.е. в Казаре 10 селений: Быкуши, Мохоньково, Татарское, Рудлево, Кулиги, Емутово, Привалово, Слоново, Филинское, Данилково. Среди правобережных деревень обращает на себя внимание своим названием  деревня Владычново, прежде всего тем, что возможно здесь был, в далеком прошлом, вотчинный двор или двор какого-то церковного владыки (владыка - повелитель, властелин, а также обращение к архиерею). Если тогда, вообще, это слово в те времена относилось к церкви. Название такое, думается, неспроста деревня получила. Часть Владычново была приписана к приходу с. Бабино.

С середины XVI века (а может и раньше) Бухалово на долгие годы связано с родом Салтыковых, о которых стоит рассказать отдельно.
 




 
САЛТЫКОВЫ И ИХ СЛЕД В ИСТОРИИ БУХАЛОВСКОГО КРАЯ

 Земли Бухаловщины на протяжениии долгого периода времени были связаны с представителями известного боярского рода Салтыковых. Среди них были довольно много видных государственных деятелей, оставивших заметный след в истории России.
  Первые упоминания о Бухалово уходят во вторую половину XVI века.  Во времена опричины сельцо Бухалово числилось за Алексеем Басмановым, известным опричником Иоанна Грозного. С большой долей вероятности можно предположить, что Бухаловщина была до этого периода вотчиной Морозовых-Салтыковых. Прямых подтверждений этому нет, но косвенно за это говорит не только их (Салтыковых) происхождение, но и то, что в этой вотчине когда-то была деревня Поплевино, а одного из Морозовых звали Григорием Поплевой.
  После Смуты, Салтыковым вернуть свои вотчины, ушедшие в опричину, не составляло большого труда. Этот род во времена первого царя из династии Романовых (да и позднее) была очень близка к царскому двору, ввиду тесного родства с Романовыми. И в 1628 году мы видим Бухалово за своими стародавним хозяевам Салтыковыми.
  Начало их родословного древа восходит к XIV веку к боярину Ивану Морозу у которого был родной брат Василий Туша. Оба брата ещё служили у Ивана Калиты и его сыновей.У Ивана Мороза было шестеро сыновей из которых только Михаил и Фёдор Морозовы будут продолжателями рода. Ветвь Михаила даст начало таким фамилиям как Салтыковы, Морозовы, Скрябины, Шеины. Поскольку древо Салтыковых-Морозовых весьма обширно, то мы остановимся на прямой линии начавшейся с правнука Ивана Мороза Михаила Игнатьевича Морозова по прозвищу Салтык, от которого собственно и начинается род всех Салтыковых. Их родовые вотчины испокон веков были связаны со Звенигородским и Костромским уездами. Землевладений в этих землях у Салтыковых было очень много. Вот среди этой массы вотчин и значилось в Костромском уезде, в стане Корзла сельцо Бухолово с деревнями. И владел им Борис Михайлович Салтыков до своей смерти в 1646 году. Позднее вотчина переходит к его младшему брату Михаилу. Об этих братьях стоит упомянуть особо.
  Напомню, Борис Михайлович Салтыков приходился четвероюродным братом царю Михаилу Фёдоровичу, и охотно пользовался при дворе этими связями и влиял на управление государством. Начало государственной карьеры братьев Салтыковых Бориса и Михаила и будущего царя берет со времени правления Василия Шуйского. В 1606-1607 годах они впервые упоминаются в чинах стольников. Тогда же в том же чине записан и Михаил Романов. Братья Салтыковы были старше Михаила Романова приблизительно лет на 10. Его год рождения в отличии от Салтыковых точно известен - 1596.
  Борис Михайлович Салтыков с момента избрания на царство Михаила Фёдоровича Романова постоянно был рядом с юным царём. И наверно, несмотря на разницу в возрасте, у них сложились неплохие отношения. И при создании, как сейчас бы сказали, своей команды, Борис Салтыков получил достаточно высокую должность главы Приказа Большого дворца. Это ведомство курировало дворцовые и монастырские вотчины, которые обеспечивали царскому двору содержание. Далее в декабре 1613 года, уже после венчания Михаила Романова на царство, а на обеде в честь этого события в Грановитой палате Борис Михайлович присутствовал, Салтыков получил боярство. Интересный факт, происходит при этом: завязалась тяжба с героем освобождения  Москвы от поляков, да и всего смутного времени князем Д.М.Пожарским. Суть этой тяжбы в том, что князь Пожарский выступил против объявления боярства. Салтыков расценил это как оскорбление и вызвал героя Смуты на местничество, в котором он одержал верх. Пришлось князю Пожарскому по предписанию извиняться перед Салтыковым.
   Должность главы Приказа Большого дворца Борис Михайлович занимал более десяти лет. При заседаниях в Думе его слово имело чрезвычайный вес и влияние. В таком источнике как "Арсеньевские шведские бумаги. М.1913 г.", есть такие строки, которые свидельствуют о власти Б.М.Салтыкова: "Относительно Правительства, которому принадлежит высшие командование при Великом Князе, каждый из них в отдельности согласно рассказали: хотя бояре и думские советники сохраняют своё прежнее звание и ежедневно заседают в Думе, но они ничего не должны делать, обсуждать или решать, на что не согласен Борис Салтыков, сын одноглазого Михайлы Салтыкова, <...> но этому вышеупомянутому Борису Салтыкову принадлежат высшие совет и власть, не по его званию, но потому, что он родственник старой монахини, матери теперешнего Великого Князя, и она ему предоставляет это".
  Младший брат Бориса Салтыкова Михаил имел чин стольника, а после того как он стоял в Грановитой палате в кравчих, с 1614 года получил чин кравчего, в котором пробыл до 1623 года. Как уже было сказано, что оба брата владели большим куском земель, доставшимся им от отца Михаила Салтыкова - Кривого. Кроме небольшой бухаловской вотчины братья Сатыковы владели крупными вотчинами и в вологодской земле и в том же костромском уезде.Например широко известное с сусанинского подвига село Молвитино. Им принадлежала, довольно долго, половина этого села. Вторая половина Молвитино принадлежала их двоюродному брату Константину Михайловичу Михалкову. После побега в Польшу их родственника Михаила Глебовича Салтыкова, братьям отошла и его вотчина в Сорохотском стане Костромского уезда село Филипково.
  Теперь мы подошли к главному. У обоих братьев высокие чины в карьере оканчиваются практически одновременно. Что же такое произошло? Да, действительно, у Салтыковых этот период стал переломным, и произошла такая история, после которой на долгие годы два брата выпадают из поля зрения исторических хроник. В 1616 году 20-летний царь на смотринах невест выбрал боярскую дочь Марию Хлопову, что вразрез шло желаниям и планам его матери и многочисленной салтыковской родни. Но тем не менее, Марию поселили вместе с роднёй во дворце. И тут как на грех (или не случайно) она заболевает. Придворные врачи Бильс и Балсырь сделали заключение, что эта болезнь не сделает "порухи плоду и чадородию", т.е. совсем не опасна, и вероятно это пищевое отравление. Но Салтыковы донесли царю о неизлечимости Хлоповой. И по распоряжению матери царя инокини Марфы её из дворца удалили. Был созван Земский собор по решению которого Марию Хлопову вместе с роднёй сослали в Тобольск.
  В 1619 году вернулся из польского плена отец царя, Филарет (Фёдор), который, позже, не согласился с женой и обвинил в этой истории сына Михаила (царя) в малодушии. После этого Хлоповых сослали в Нижний Новгород. А в 1623 году было проведено дознание, которое и выявило роль в оклеветании избранницы царя, братьев Бориса и Михаила Салтыковых. В те годы за такое деяние полагалась смертная казнь. Но, тем не менее, Салтыковы легко отделались благодаря близкому родству с царём, и согласно указу Михаила Фёдоровича от 1623 года, были отправлены с приставами в ссылку. Бориса Михайловича препроводили в отдалённое его имение в Вологде, село Ильинское, а Михаила в Галич, в его дальнюю вотчину село Коткишево. Они потеряли все свои чины, Борис лишен боярства. У Салтыковых отобрали часть землевладений в казну. В основном это были вотчины находившиеся в Московском и Ярославском уездах. А вот вотчины в Костромском уезде в 1628 году село Большие Соли и половина села Молвитино и сельцо Бухалово продолжали оставаться во владениях братьев Салтыковых. С 1630 года, в связи с кончиной их двоюродного брата К.И.Михалкова, половина Молвитино позже отойдет к Салтыковым.
   В период ссылки Салтыковы побывали воеводами в Самаре (Борис), а в Чебоксарах (Михаил). В 1633 году умер Филарет, фактический правитель государства, и только в 1634 году Салтыковы смогли появиться в Москве после их прощения, на что был указ царя. И в том же году Салтыковым вернули и боярство и окольничество. В следующий период времени Салтыковы служили: Борис Михайлович в Челобитном и Казачьем приказах, а также воеводой в Туле; Михаил Михайлович в Разбойном и Судном приказах, воеводой в Кропивне, Тверским наместником, воеводой в Казани. К 1645 году, т.е. к моменту кончины Михаила Федоровича Романова, братья Салтыковы снова входили в состав Боярской Думы.
   После опалы во владения Салтыковых возвращаются ранее отобранные вотчины. Кроме этих родовых вотчин, царским указом Михаилу Михайловичу Салтыкову и его сыну Петру пожалована усадьба в Москве на Никольской улице, напротив Печатного двора. Отдельно стоит рассказать об усадьбе.
Эта усадьба на Никольской на долгие годы становится резиденцией Салтыковых, главным драгоценным камнем из всех владений. В XVI–XVII веках улицу активно заселяли знатнейшие роды: за торговыми рядами и монастырями стояли дворы бояр Салтыковых, Шереметевых, князей
Воротынских, Буйносовых-Ростовских, Хованских, Хворостининых, Телятевских, Трубецких и др. Никольская улица была замощена бревнами, поверх которых лежали доски. С таким покрытием в те годы в городе было всего несколько улиц. К слову сказать Никольская была одной из самых древних улиц Москвы. Здесь была напечатана первая на Руси книга "Апостол" Ивана Федорова в 1564 году.
  Салтыковы за свою жизнь немало поспособствовали не только преобразованию Никольской улицы, но были активными строителями храмов в своих вотчинах. И здесь стоило бы обратить внимание, т.к. первый деревянный Успенский храм в с.Бухалове напрямую связан с этим периодом деятельности Салтыковых. В 1634 году на его средства был построен деревянный придел во имя Успения Пресвятой Богородицы в церкви Святых Жен Мироносиц. Также он восстанавливает церковь Троицы в Старых Полях недалеко от усадьбы. Спустя некоторое время после пожара, уже его сын Петр Михайлович Салтыков деревянную церковь Жен Мироносиц заменил на каменную, а рядом построили в 1691 году отдельную каменную церковь Успения Пресвятой Богородицы.
 

Успенская церковь на Никольской улице. Москва.
 
Здесь же было и приходское кладбище, на что указывают находки человеческих останков и уцелевших надгробий в наше время. Не смотря на то, что самые именитые из Салтыковых погребены в Богоявленском монастыре в Костроме, всё же кто-то из их рода похоронен и у Успенской церкви на Никольской, что и подтверждают современные находки.

Могильная плита с Чижевского подворья на Никольской улице в Москве, с обнаруженного при стройке древнего кладбища у Успенской церкви. Удалось прочитать: <...[СА]ЛТЫКОВЫ ЖЕНЫ / ...[НЕСТ]ЕРОВА С[Ы]НА НЕВЕРОВСКОВА >
 

  В 1646 году умирает Борис Михайлович Салтыков и так как у него не было детей, практически все обширные землевладения наследует Михаил Михайлович Салтыков и его сын Петр. Похоронили Бориса Михайловича в родовой усыпальнице в подклете Богоявленского собора в Костроме, рядом со своим отцом.
  Салтыковы в то время входили в число шести крупнейших магнатов-землевладельцев России. Им принадлежало свыше 23500 двров с более чем 62000 душ мужского рода! Как уже и сказано выше, Михаил Михайлович не только унаследовал от старшего брата землевладения,  ему достались вотчины московского дворянина Полева Алексея Ивановича, в том же Костромском уезде в стане Корзла и Осецком стане. Полев, основатель  Полевшинской вотчины и строитель Новополевской церкви рядом с Бухаловщиной. Почему так получилось? Всё просто. Жена Михаила Михайловича Салтыкова Прасковья Ивановна была родной сестрой Полева: " 7173 (1665) году июня 9 Алексеевская вотчина Иванова сына Полева что после его указу дано было сестре его родной боярыне Прасковье Ивановне боярина Михайлове жене Михайловича Салтыкова село что была раньше деревня Новое отказано боярину Петру Михайловичу Салтыкову..." И этой же датой подписан документ о наследовании Петром Салтыковым и старой вотчины Полева с.Михайловского. С этого момента земли наших окрестностей (Бухаловщина, Полевшина и с.Михайловское), располагавшихся в те времена на луговой стороне Костромского уезда стала принадлежать в конце XVII века Петру Михайловичу Салтыкову.
  Если заглянуть в Разрядные книги 1645 и 1676 г.г. можно сравнить рост землевладений М.М.Салтыкова на примере Бухалово: "Боярина Михайла Михайловича Салтыкова Костромской уезд сельцо Бухолово 138 дворов 238 душ". А в 1676 году Бухаловская вотчина уже насчитывает у его сына Петра в том же Бухалове с деревнями 322 двора и 1252 души мужского пола. В столь резком увеличении дворов и душ за 30 лет виновата, конечно не только естественная прибыль, а вливание в Бухаловскую вотчину Салтыковых Полевских вотчин в 1665 году.
    Из тех же Разрядных книг (1645г.) видно, что в стане Корзле Алексей Полев имел небольшую дачу с вотчинным двором в д.Фоминское с деревнями в 78 дворов и 100 душами мужского пола. Тогда ещё ц.Рождества Богоматери не было, она будет построена в 1657 году в деревне Новая, туда и будет перенесён из д.Фоминской  вотчинный двор. Этот двор и в Новом селе просуществует недолго, лишь до 1665-1670 г.г и будет упразнен, т.к. у нового владельца Петра Михайловича Салтыкова был издавна свой вотчинный двор находившийся рядом  в "сельце Бухолово".
   Так как объединённая Бухаловская вотчина достаточно выросла, и всего мужского и женского населения было к концу XVII века уже около трёх тысяч душ, назревал вопрос о строительстве в Бухалово приходской церкви.  На конец 17 века в Бухалово, церкви так ещё и не было. Косвенно на это указывают записи в переписных книгах. В 1645 году "сельцо Бухолово", в 1676 -м снова "сельцо". А уже в 1730, и 1747 г.г. "село Бухолово Успенское тож". Вот в этот промежуток времени первый храм и появился.

Термин "сельцо" употреблялся для селений с вотчинным двором, а позже так обозначались населенные пункты с барской усадьбой или с часовней. Но часвни чаще всего ставились на монастырских землях, а Бухалово как известно к числу таковых не относилось. Тут как раз возникает вопрос о том, при каком приходе числились крестьяне Бухаловской вотчины Салтыковых. В те времена (до конца XVII в.), церкви были (доподлинно известно) в соседнем Бабине, две деревянные церкви: Николая Чудотворца и Преображенская Спасово (она была зимней) с тремя престолами: Преображенья Господня, Ильи Пророка и Рождества Богородицы. В селе Никольском, что в Корзле тоже было две:
 Никольская с приделом Сергия Чудотворца и Вознесенская с двумя приделами Преображенским и Живоначальной Троицы. Эти церкви были документально известны ещё в 1565 году, и вероятно существовали ещё раньше. На роль приходской церкви больше всего подходят Бабинские церкви, это всего в пятистах метрах от Бухалова.
   Итак, в конце XVII века Бухаловская вотчина разрослась не только территориально, но и демографически, и назрели причины возведения в вотчине своей церкви. Кроме того, это идет на фоне всеобщего церковного строительства у Салтыковых. Строится каменная Успенская церковь на Никольской в Москве рядом с усадьбой Петра Михайловича, в селе Молвитино (с 1930-х с.Сусанино) взамен деревянной церкви Салтыков строит каменный (что по тем временам для сел большая редкость) храм Воскресения Христова, известный всей России благодаря картине А.К.Саврасова "Грачи прилетели" (1871).
 


Село Молвитино на картине Саврасова "Грачи прилетели"
 Существует предположение, что эту церковь Петр Михайлович построил в память о невинно убитом  сыне Федоре, который погиб по трагической случайности во время Стрелецкого бунта в мае 1682 года. Вероятно к этому периоду 1680-1690 г.г. относится и постройка первого деревянного храма в честь Успения Божьей Матери в Бухалове.
   В 1690 году Петр Михайлович Салтыков умирает и его ппрах хоронят  в семейной усыпальнице в Костроме, в Богоявленском монастыре, рядом со своей женой Еленой Васильевной, умершей в 1686 году.
Последний из рода Салтыковых, кто владел Бухаловщиной и Полевшиной был внук Петра Михайловича Михаил Петрович Салтыков. В 1709 году, поступил на службу волонтером при А. Д. Меншикове. В 1711 году произведен в прапорщики, а в следующем году в поручики с переводом в Астраханский драгунский полк. В 1714 году Салтыков был взят в флигель-адъютанты к фельдмаршалу графу Б. П. Шереметеву в капитанский ранг, и впоследствии женился на его внучке Екатерине Михайловне Шереметевой.
На время коронации Екатерины I он был записан в кавалергарды, а в 1725 году взят в Семёновский полк в чине поручика. В 1728 году Салтыков по именному указу Петра II пожалован в Семёновском полку в капитан-поручики, а затем переведен в Преображенский полк.  В 1745 году Салтыков жил в Санкт-Петербурге, где он и скончался 6 сентября 1750 года. Похоронен вместе с женой в Богоявленском монастыре. Над их гробницей была сооружена и освящена (1760г.) Никольская церковь, которую костромичи называли "Салтыковской", которая к настоящему времени утрачена как и практически весь салтыковский некрополь.
 

Никольская (Салтыковская) церковь в Костромском Богоявленском монастыре построенная над склепом М.И.Салтыкова.
 
  И на этом исторические пути села Бухалово и его старинных владельцев Салтыковых расходятся. В конце XVIII века Бухаловскую вотчину у Салтыковых приобрёл Афанасий Николаевич Гончаров (1760-1832), дед Натальи Гончаровой, вдовы А.С.Пушкина.
 
                   
                                А.Н.Гончаров

А другая её часть в Полеве перешла во владения Булгаковых, в последствии строителей (1808) каменного храма в селе Новом в Полеве.
  После недолгого владения Бухаловщиной А.Н.Гончаровым, земля отходит в собственность графу, генералу от кавалерии Александру Петровичу Тормасову, герою Отечественной войны 1812 года. А с 1814 по 1819 год он был Московским генерал-губернатором. И последней владелицей Бухаловщины была его племянница Клеопатра Петровна Тормасова.

А.П.Тормасов


Титульный лист Ревизской сказки вотчины К.П.Тормасовой. 1850 г.

 
 
 УСПЕНСКАЯ ЦЕРКОВЬ, ЧТО В СЕЛЕ БУХАЛОВО


  Как вы знаете, до конца XVIII века село Бухалово, как впрочем и соседние окрестности   входили (примерно до современной любимской автодороги) в  Корзлин стан огромного Костромского уезда. Т.е. это были исконно Костромские земли, и отошли они в Ярославскую губернию  в 1777 году по предложению первого Ярославского губернатора Мельгунова. И поэтому большая часть исторических документов впоследствии "осела" в Костромском архиве (ГАКО). Некоторые исследователи, работавшие в ГАКО, нередко сообщали что в описях этого архива встречается множество документов связаных со станом Корзла. Так, вот несмотря на то, что административно Бухаловская волость уже вошла в Даниловский уезд Ярославской губернии, приход Успенской церкви (ещё той, деревянной) относился к духовному правлению Костромской и Галицкой епархии. Возникает вопрос о продолжительности этого момента.
   Многие старожилы (если не все), рассказывают, что гулянья на Успеньев день, который как известно наиболее широко праздновались в соседней деревне Сидорово (самой крупной среди окрестных деревень, уступая только д.Окунево и с.Середе),  не было в селе Бухалово, где и находится сам Успенский храм. Странно, правда? А что же тогда там праздновали? Да, известно - Петров день! И старики (которых успел спросить) говорили, что это Бухаловский престольный праздник. Вот вам первая нестыковка!

  Храм, известный всем, стоящий в Бухалове имеет два престола: главный во имя Успения Божией Матери, а второй (зимний) во имя Казанской иконы Божией Матери, а празднуют Петра и Павла!  Парадокс! Так откуда почитание в Бухалово Петрова дня?
  Ну, во-первых сельцо Бухалово в источниках могло "превратиться" в село, только после постройки храма. Как уже было сказано выше, первая церковь видимо появилась в период от конца 17 века и до первой четверти 18-го.

А во-вторых, известны документы 1747 и 1781 годов из которых мы узнаём, что в Бухалово церковь Успенская. Вот метрическая книга 1747 года: "Ведомость Епархии Великаго господина Преосвященства Сильвестра епископа Костромскаго Галицкаго по <нрзб> года у <нрзб> церкви Успения Пресвятой Богородицы села Бухалова <нрзб> в приходе тоея церкви <нрзб> родилось и бракосочеталось <нрзб> померли <нрзб> месяце <нрзб> в 747 году", а вот документ 1781 года: "1781 году роспись Епархии Великаго Господина Высокопреосвященнейшего Павла епископа Костромскаго и Галицкого Даниловскаго уезду Корзлина Стану церкви Успения Пресвятыя Богородицы села Бухалова священника Ивана Алексеева обретающегося при оной церкви <...>". Видно, что Успенский храм  и тогда был главным престолом по которому называлась вся церковь. А как же тогда быть с Петровым днем, праздновавшимся в Бухалово? Видимо это связано с владельцем этих земель, где располагался вотчинный двор - Петром Петровичем Салтыковым. Вот его (и отца) небесного покровителя праздник и считался главным в Бухалово.

  
Описание Успенского прихода в 1908г., д.Вертягино не вошла в список т.к. перестала существовать в 1840-е годы.
                                     
                                                                                                                                                                                             Продолжение>>>  

 Наверх страницы
Copyright SIDOROVSKYI © 2017